Подвиг во имя науки : Как ученые жертвуют жизнями спасли коллекцию семян во время блокады

Подвиг во имя науки : Как ученые жертвуют жизнями спасли коллекцию семян во время блокады сад и огород
огороды в блокадном ленинграде

Подвиг во имя науки : Как ученые жертвуют жизнями спасли коллекцию семян во время блокады

Получайте одну из наших самых читаемых статей на свой почтовый ящик раз в день Присоединяйтесь к нам на Facebook и ВКонтакте.

Вы можете отказаться от подписки в любой момент.

Подвиг во имя науки : Как ученые жертвуют жизнями спасли коллекцию семян во время блокады

Ученые Всесоюзного института растениеводства (ВИР) имени Н. И. Бабирова совершили великий подвиг. подвиг Во время блокады Ленинграда ВИР располагал огромным фондом ценных зерновых и картофельных культур. Чтобы сохранить ценный материал, способствовавший послевоенному восстановлению сельского хозяйства, генетики, работавшие в институте, не съели ни одного зерна пшеницы или клубня картофеля. И сами они, как и все население блокадного Ленинграда, умирали от крайней усталости.

Зерновые культуры, несущие на себе тяжесть жизни

Образцы пшеницы из Вавиловской коллекции . /Фото: cdnimg.rg.ru

Образец пшеницы из Вавиловской. коллекции . / Фото: cdnimg. rg. ru

Выдающийся ученый-генетик Николай Иванович Вавилов в течение 20 лет собирал уникальные генетические образцы растений. коллекцию Более 20 лет он занимается изучением генетических образцов растений. Он побывал в разных регионах мира, привозя со всех уголков самые редкие и необычные культуры. СЕЙЧАС. коллекция Сотни тысяч образцов зерновых, масличных, корнеплодов и фруктов стоят триллионы долларов. Этот фонд оставался нетронутым до конца войны. подвигу Персонал ВИРа. Точное количество людей, работавших в институте в то время, до сих пор неизвестно. Как и другим работникам, им выдавали по 125 граммов хлеба в день.

Ослабленные холодом и голодом, ученые до последнего защищали свои драгоценные семена от воров и грызунов. Грызуны прогрызли полки и опрокинули банки с семенами, в результате чего банки открылись. Сотрудники института стали связывать различные коробки веревками, чтобы их невозможно было уронить или открыть.

Чтобы семена Чтобы предотвратить порчу, температуру в помещении нужно было поддерживать на уровне не ниже нуля, а импровизированную кухню отапливать. Только теплолюбивые растения — бананы, корица и инжир — не смогли пережить блокаду. Две трети зерна, которое сейчас хранится в лаборатории, происходит от растений, переживших блокаду. тех семян Что хранится. в блокаду .

Главный хранитель коллекции

Пан на Исакиевской площади - здание Российского института овощеводства. / Фото: cdnimg. rg. ru

Здание Всероссийского института растениеводства на Иссакиевской площади. / Фото: cdnimg. rg. ru

После того как первая группа ученых ВИРа уехала в эвакуацию, главным распорядителем семенного фонда был назначен Рудольф Янович Кордон, занимавшийся плодово-ягодными культурами. Он установил строгий график посещения хранилища. Все двери в научный архив закрывались на два ключа, опечатывались сургучом и открывались только в экстренных случаях.

О долговечности головных уборов ходили легенды. В отряде самообороны института (МПВО) постоянно менялись люди — они были больны, усталы, голодны. Всех постоянно заменяли кордоны. Рудольф Янович оставался в институте до освобождения Ленинграда. После войны его работа продолжилась. Садоводам известен сорт груши «Кордоновка», который выживает во влажном ленинградском климате.

Смерть от голода в кабинете с семенами

А. Г. Щукин, руководитель масличной культуры. / Фото: cdnimg. rg. ru

А. Г. Щукин, владелец компании «Семенное масло». / Фото: cdnimg. rg. ru

Казенная коллекция института насчитывала семена почти 200 000 видов растений, из которых почти четверть были съедобными: рис, пшеница, кукуруза, бобы и орехи. Этого запаса было достаточно, чтобы помочь генетикам пережить годы голода блокады . Но никто из них не получил такой возможности. Коллекция заполнила 16 комнат, которые никто не оставлял в покое.

Когда осада уже давно подошла к концу, один за другим стали умирать бей-чиновники: в ноябре 1941 года Александр Шуккин, исследовавший семена оливок, умер от голода в своем кабинете. В его руках нашли пакет с образцами миндаля.

В январе 1941 года умер Дмитрий Сергеевич Иванов, защитник риса. Его кабинет был завален ящиками с кукурузой, гречкой, просом и другими культурами. Лидия Родина, охранник овсяной крупы, и еще девять работников вируса также умерли от дистрофии в первые два года своей жизни блокады .

Картофельная ферма в районе Марсова поля

О. А. Воскресенская и В. С. Лехнович. / Фото: cdnimg. rg. ru

О. А. Воскресенская и В. С. Лехнович. / Фото: cdnimg. rg. ru

Весной 1941 года в Павловске его личный вирус посадил картофель из коллекции -1200 образцов из Европы и Южной Америки, в том числе уникальные сорта, не встречающиеся больше нигде в мире. А в июне 1941 года, когда немцы были уже под Павловском, ценный коллекцию нужно было срочно спасать В первые месяцы войны агроном и фермер Абрам Камераз все свое свободное время проводил на Павловской станции. Перетягивание штор для имитации южноамериканской картофельной ночи.

Европейские клубни нужно было собирать с полей под обстрелом и перевозить на склад в совхозе Лешно («Дачануа»). Камерц попал под ударную волну, но не прекратил работу: в сентябре Абрам Яковлевич пошел в лоб, а его обязанности были возложены на супружескую пару ученых Ольгу Александровну Вослекуленскую и Вадима Степановича Лекуновича.

Каждый день слабые и измученные супруги приходили в институт, проверяли пломбы и прогревали помещение — от температуры в подвале От этого зависело сохранение уникального научного материала. Зимы были суровыми, и чтобы согреться подвал Приходилось постоянно искать FIRE. Лекунович собирал по всему Ленинграду тряпки и парусину, чтобы закрыть дыры в помещении и не дать погибнуть образцу. Из еды были те же 125 граммов хлеба, масляная паста и сухарь. Даже куска картошки им не досталось, несмотря на истощение и изнеможение.

Весной 1942 года пришло время высаживать уцелевший материал в землю. Землю высаживали в парках и скверах. В этой работе принимали участие местные совхозы и жители. Всю весну супруги учили горожан, как в трудных условиях быстро собрать урожай, и помогали ленинградцам, которые сами возвращались на огород к Алео и работали на клумбах. Цель была достигнута — в сентябре 1942 года местные жители собрали урожай картофеля. Ученые сохранили несколько важных экземпляров для научных целей, остальные отдали в городские столовые.

Ольга Ивановна Воскренсенкая умерла 3 марта 1949 года. Вадим Лехнович продолжал работать в ВИРе, написал несколько книг по траволечению; умер в 1989 г. коллекцию — Это было не трудно, совсем не трудно. Совсем не трудно! Мне невозможно было есть. Дело моей жизни, дело жизни моих товарищей…» .

В 1994 году на здании Биала была установлена мемориальная доска. Это пожертвование американского ученого, который высоко оценил поступок своих советских коллег, отдавших свои жизни за сохранение единственного Вавиловского завода для будущих поколений. коллекцию Для будущих поколений.

Вам понравилась статья? Тогда поддержите нас и нажмите здесь:

Оцените статью